"Ми немов потрапили в минуле, на десятки років," - журналіст про подорож до Північної Кореї

Журналіст програми «Факти тижня. 100 хвилин з Оксаною Соколовою» на ICTV став першим за останнє десятиліття українським репортером, який знімав сюжети в Північній Кореї

Фото: Інформатор

Перший сюжет журналіста Андрія Бориса про життя кардинально іншого світу - Північної Кореї - вийшов у програмі «Факти тижня. 100 хвилин з Оксаною Соколовою». У неділю, 4 червня, глядачі побачать продовження репортажу з самої закритої країни світу.

Патріоти України пропонують розповідь журналіста про перебування в КНДР.

Наводимо текст мовою оригіналу:

«Первое впечатление от Северной Кореи такое, словно мы попали в прошлое, на десятки лет назад, — рассказал Андрей Борис. — Это совершенно другой мир. Снимать жизнь Северной Кореи крайне трудно. Почти в каждом иностранце местные видят страшного американца, ненависть к которым здесь воспитывается с детства. Во время нашего пребывания в Корее электричество отключали несколько раз в сутки. Если это происходило ночью, то в полной темноте города светились только портреты вождей. Андрей признается, что до сих пор находится под впечатлением от поездки, но через некоторое время хотел бы вернуться в Северную Корею.

«Большая часть денег пошла на взятки чиновникам, которые давали разрешение на посещение страны»

— Признаться, в Северной Корее я давно мечтал побывать, — рассказал Андрей Борис.— Известно, что это очень закрытая страна, куда журналисту попасть крайне сложно. По крайней мере, среди украинских коллег я стал первым. Подготовку к поездке начал с поиска информации в Интернете. Оказалось, как туристу в Северную Корею поехать не проблема. Правда, за это придется выложить приличную сумму — от двух до трех тысяч евро за восемь дней. Такой же период времени провел в Северной Корее и я, но моя поездка обошлась в разы дороже. Причем, как позже признался один из организаторов моей поезднки в КНДР, большая часть денег, потраченных на командировку, пошла на взятки чиновникам, которые давали разрешение на посещение страны.

— Вы летали по приглашению?

— Это обязательное условие для любой командировки в Северную Корею. Для того, чтобы получить такое приглашение, нужно иметь знакомых в этой стране. Официальным путем получить соответствующие бумаги не удалось. Знакомых, понятно, у меня в стране не было. Поэтому пришлось договариваться с голландским бизнесменом, у которого были связи в Северной Корее. В Пхеньян мы прилетели группой: я, журналисты из Голландии и Германии, голландский политолог и бизнесмен, который и помог мне с приглашением.

— Сколько месяцев ушло на подготовку к поездке?

— Четыре. Очень долго проходила моя личная проверка. Более того, надо было предоставить письмо от канала, в котором подтверждалось, что мы будем уважать законы и традиции Северной Кореи. Знаете, какие главные слова я выучил на корейском языке за время поездки: «Можно я буду снимать?» Без разрешения нигде не мог достать камеру или фотоаппарат. Причем в культуре языка этого народа нет слова, означающего категорический отказ. Их любимый ответ на любой неудобный вопрос: «Потом». Гиды, сопровождавшие нас в этой поездке, лишь один раз разрешили выйти из автобуса и снять жителей одного из поселков. При этом сказали, что снимать можно только издалека.

— Кто такие эти гиды?

— Официально они были представителями Корейского народного комитета мира. Я понял, что они подчиняются Министерству пропаганды Северной Кореи. Нас везде сопровождали два гида. Они были с нами 24 часа в сутки. Даже жили с нами в одной гостинице, несмотря на то, что сами из Пхеньяна. С ними мы посетили столицу Северной Кореи, город на восточном побережье Японского моря, единственный в стране горнолыжный курорт.

— Известно, что, прилетая в Северную Корею, любой иностранец проходит очень тщательный таможенный досмотр.

— У меня проверили всю аппаратуру, компьютер, телефон. Я заполнил бумагу, в которой было подробно указано, что ввожу в страну. Перед поездкой я узнал о запрещенных к ввозу в Северную Корею вещах, среди которых значится и Библия. На границе у меня отобрали распечатку из «Википедии» о Северной Корее. Считается, что там изложена некорректная информация. Аэропорт Пхеньяна удивил отсутствием самолетов на взлетных полосах. Туда имеет право летать лишь одна авиакомпания. Аэропорт очень чистый, новый терминал, построенный около двух лет назад. Охраны и полиции в два раза больше, чем пассажиров.

Первое, что поражает, как только попадаешь в столицу, — чистота. За все время поездки я ни разу не увидел человека, который не был бы чем-нибудь занят. По официальным данным, безработицы в Северной Кореи нет. К примеру, девушки подстригали газоны ножницами. Современных зданий очень мало. Нас возили в современный район, где живет элита. В Северной Корее к ней относятся инженеры и научные сотрудники. На фасадах многих монументальных зданий висят огромные портреты руководителя страны и высших чинов государства. Эти портреты сопровождают людей повсюду: в вагонах метро, в собственных квартирах. Гиды предупредили, что портреты лидеров страны не должны быть обрезаны в кадре. Нельзя сгибать газету в том месте, где помещена фотография лидера страны. Есть даже специально охраняемые лавочки, на которых сидел великий вождь. Никто больше не смеет на них садиться. На предприятиях, по которым нас возили, имеются огромные залы, которые были превращены в музеи вождя. Там размещены фотографии вождя во время его посещения той или иной фабрики. Обычно каждый из этих больших портретов украшен лилиями.

— В каких гостиницах вы жили?

— Это были отели для иностранных туристов. Соответственно, там высокие цены. Наша гостиница в Пхеньяне считается пятизвездочной, но больше напоминает старое совковое строение. Одна ночь там обходится в сто долларов. Час пользования Интернетом — десять долларов. При этом нельзя заходить в Google, «Фейсбук». В номере по телевизору показывали даже каналы CNN, Russia Today. Но это лишь в гостинице для иностранцев. Простые жители Северной Кореи могут смотреть только три государственных канала. Подавляющее большинство населения не выезжало не только за пределы страны, но и в другой населенный пункт. Для того чтобы куда-то поехать, требуется специальное разрешение.

«Не покидало ощущение, что люди в большинстве своем ведут себя, как роботы»

— По улицам ездят иностранные машины зарубежного производства?

— В основном китайские, много старых советских авто. Когда мы выехали за пределы Пхеньяна, я даже видел машину с двигателем на дровах! Ее изобрели еще в XIX веке, с экологической точки зрения она давно уже запрещена к использованию. Но на дорогах Северной Кореи довольно часто можно увидеть эти дымящие агрегаты. Несмотря на достижения, которые старались нам показать местные гиды, бедность страны невозможно утаить. Особенно она была видна из окна автобуса, в котором мы путешествовали из города в город. К сожалению, все это снимать запрещено.

— Вы ходили в местные кафе?

— Практически каждый вечер, когда жили в Пхеньяне. Понятно, что никаких известных сетевых ресторанов быстрого питания в стране нет. Альтернативной местной сети тоже не существует. Любимая еда корейцев кимчи — маринованная пекинская капуста. Много морепродуктов. Я заметил, что местное население очень любит всевозможные каши, которые заправляют орехами. Кофеен практически нет, корейцы в основном пьют чай. Из алкогольных напитков — корейскую сорокаградусную водку.

— Как одеваются корейцы?

— Очень просто. Мужчины носят что-то наподобие сталинских френчей — серые глухо закрытые пиджаки, достаточно удобные. Я даже хотел приобрести такой френч себе, но он стоит около 150 долларов. Кореянки очень красивы. Женщины одеваются неброско, многие ходят в национальных костюмах. Лишь один раз в кафе я увидел девушку в короткой юбке — она была официанткой и танцовщицей.

Такое впечатление, что все северокорейские мужчины подстрижены одинаково. Существует 20 типов мужских стрижек, которые разрешены в стране к «использованию». В Северной Корее не увидишь мужчину с длинными волосами или бородой. Магазинов с модной одеждой известных торговых марок там тоже нет. В столице есть большой торговый центр, напоминающий ЦУМ, где продают изделия исключительно местного производства.

— Что больше всего поразило вас за время поездки?

— Мне кажется, буду еще несколько недель отходить от этой командировки, собирая свои впечатления по кусочкам. В первый день меня поразило полное отсутствие наружной рекламы в городе. За время поездки не покидало ощущение, что люди в большинстве своем ведут себя, как роботы. Даже дети. Школьники очень напоминают пионеров советских времен. Они ходят с красными галстуками, в белых рубашках, темных юбках (или брюках) и пиджаках.

Поклонение вождям, мне кажется, у них на подсознательном уровне. В каком бы состоянии ни находились местные жители, они не кинут косого взгляда в сторону портрета вождя. Знаете, несмотря на сложность этой поездки, я хотел бы вернуться в Северную Корею. Слишком много вопросов у меня осталось после командировки. Во второй раз приехал бы туда уже вооруженный необходимыми знаниями. Правда, должно пройти время, чтобы переварить первое знакомство с этой страной."

Опублікував: Олег Устименко
Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Інші публікації автора

З архіву ПУ. Зіркове життя: Кіркоров відверто розповів про стосунки з Пугачовою

неділя, 1 серпень 2021, 23:30

За словами виконавця, наразі "стосунків жодних немає", також немає і дружби між будинками. Співак Філіп Кіркоров розповів про стосунки з колишньою дружиною Аллою Пугачовою, передають Патріоти України з посиланням на росЗМІ. За словами виконавця, наразі...

З архіву ПУ. Наш скарб, який не відібрати: Листи Мазепи до Мотрі

неділя, 1 серпень 2021, 22:00

З нагоди відстояних українцями державних прав на свою мову - невеличкий "мовний подарунок" вам у стрічку. Про це у своєму блозі пише українська письменниця Оксана Забужко, передають Патріоти України. "Цього літа (2020 року.-ред) минає 315 років, відкол...