"Опитування під носом у бойовиків": "Навесні 2014-го дві третини донеччан виступали за Україну", - професор ДНУ

За словами експерта, ідея сепаратистської республіки виявилася тоді малопопулярною - за неї висловилися всього лише 4,7 відсотка опитаних...

Про це розповів асоційований професор Донецького національного університету імені Василя Стуса Володимир Кіпень, передають Патріоти України з посиланням на Факты. Далі - мовою оригіналу:

"— Весной 2014 года, когда Россия путем «гибридной войны» захватывала Донбасс, ассоциация проукраинских организаций «Комитет патриотических сил Донбасса» обратилась ко мне как профессиональному социологу с просьбой объективно разобраться, на чьей стороне простые люди. Ведь в митингах с обеих сторон участвовали тысячи людей, но город-то миллионный… Что думало о происходящем подавляющее большинство дончан?

Тут нужно сказать, что я возглавлял общественную организацию «Институт социальных исследований и политического анализа». Команда специалистов нашего института (порядка 15 человек) провела тогда по всем правилам в Донецке и окрестностях социологический опрос, четко показавший настроения людей.

Кстати, денег для оплаты анкетерам (людям, которые проводят опрос) не было. Все согласились выполнить работу бесплатно — понимали, насколько важно, опираясь на объективные данные, противодействовать российской пропаганде. Только после завершения опроса удалось изыскать средства для выплаты скромных вознаграждений.

«Идею создания „ДНР“ поддержали меньше пяти процентов жителей Донецка»

— В составленной нами анкете наиболее четко ориентации дончан отражала следующая формулировка: «Одним из основных вопросов, волнующих многих, является будущее устройство Украины и статус Донецкой области. Где лично вы хотели бы жить?» И предлагалось шесть вариантов ответа, — продолжает кандидат философских наук Владимир Кипень. — Вариант «В унитарной (единой) Украине без изменения ее статуса» выбрали 18,6 процента опрошенных. Больше всего людей предпочли ответ: «В унитарной Украине, в которой регионам предоставят широкие экономические и налоговые права» — 31,6 процента. Получается, в единой Украине хотела жить половина дончан. Вариант «В Украине, которая состоит из нескольких федеративных округов-регионов» выбрали 15,5 процента. Вот и выходило, что две трети высказались за то, чтобы Донбасс остался в составе Украины — 65,7 процента.

— Остальные были за так называемую «ДНР»?

— Нет. Идея сепаратистской республики оказалась малопопулярной — за нее высказались всего лишь 4,7 процента опрошенных. Желающих, чтобы Украина вошла в состав России или государственный союз, созданный республиками бывшего СССР, было 8,7 процента (эти люди ратовали за воссоздание империи). Жить «в Донецком регионе, отделившемся от Украины, входящем в состав России» пожелали 18,2 процента. Что получилось в итоге? Весной 2014 года сепаратисты в Донецке были в меньшинстве — всего 32 процента против почти 66 процентов жителей, занимавших проукраинскую позицию. При этом два процента участников интервью отказались отвечать на этот вопрос. Полученные данные позволили развенчать мифы, насаждаемые пропагандой страны-агрессора и сепаратистов.

— В анкете были еще какие-то вопросы?

Да. Например, об отношении к митингам — как проукраинским, так и сепаратистским. Больше половины участников интервью заявили, что поддерживают акции за единую Украину.

Напомню, весной 2014 года сепаратисты, вооруженные железными прутьями, кусками труб, дубинами с вбитыми в них гвоздями, бейсбольными битами, ножами, нападали на участников акций в поддержку Украины, жестоко их избивали. Во время митинга 13 марта убили 22-летнего активиста Дмитрия Чернявского. Поэтому мы включили в анкету вопрос о том, как люди реагируют на насилие по отношению к участникам мирных акций. Подавляющее большинство — более 80 процентов — ответили, что они против таких методов «выяснения отношений».

В Донецке тогда началась «эпидемия» захватов административных зданий. В связи с этим мы спросили в анкете, поддерживают ли дончане аресты организаторов и участников захватов. Оказалось, что взятие их под стражу одобряет 61 процент опрошенных. А девять процентов ответили, что считают эту меру правильной, однако не всегда адекватно реализуемой на практике. Так что власти города получили бы поддержку жителей, если бы навели порядок и не шли на соглашательство с захватчиками, а обошлись с ними в соответствии с законом. Мне доподлинно известно: когда маргиналы в марте в первый раз взяли приступом здание Донецкой областной государственной администрации, власти предпочли заплатить выкуп за его освобождение — по пять тысяч долларов за этаж. Сделка прошла успешно, но через несколько дней люмпены вновь пошли на штурм здания ОГА, и милиция допустила повторный захват. Это было следствием того, что местная политическая и бизнес-элита стремилась поторговаться с центральными властями, чтобы добиться возможности бесконтрольно «рулить» на Донбассе. В результате оказалась в проигрыше — Россия отняла у нее и власть, и бизнес. Но главное, из-за их циничных торгов пострадали миллионы людей.

— Кстати, еще один актуальный в то время в Донецке вопрос — участие в расшатывании ситуации на Донбассе граждан России, которых в большом количестве завозили для проведения сепаратистских акций, — продолжает Владимир Кипень. — Оказалось, что половина опрошенных нами дончан высказались за высылку иностранных граждан, причастных к политическим выступлениям.

Мы даже внесли в анкету такой вопрос: «Какое поведение жителей вы считаете нормальным в случае ввода войск на территорию Донецкого региона?» Поддержать украинскую армию и оказать сопротивление российским войскам были готовы 20,9 процента опрошенных. Почти столько же (21,5 процента) оказались потенциальными предателями — они выбрали ответ «Оказание всей возможной поддержки российской армии». Большинство же (46,2 процента) хотели переждать, отсидеться, выбрав «нейтральную, выжидательную позицию, избежание прямого участия в конфликте». Остальные уклонились от ответа.

— Сколько человек опросила ваша команда?

— Пятьсот. Были опрошены в соответствии с выборкой люди всех возрастных категорий, социального положения, обоих полов. Точность нашего исследования составляла плюс-минус четыре процента. Замечу, что в ходе соц­опросов жителей всей Украины зачастую ограничиваются 1000 респондентов (участников интервью) — это приемлемо.

— Удалось публично обнародовать полученные данные?

— Да. Вместе с «Комитетом патриотических сил Донбасса» мы провели пресс-конференцию. Я тогда дал несколько десятков интервью отечественным и зарубежным средствам массовой информации, выступал на центральных телеканалах. Результаты соцопроса имели широкий резонанс. Даже некоторые из наших противников-сепаратистов пришли на пресс-конференцию выяснять, насколько объективно наш соцопрос отражает истинные настроения населения.

— Сепаратисты пытались отомстить вам за то, что вы получили и сделали достоянием гласности столь невыгодные для них данные?

— Мне и моим коллегам пришлось уехать из Донецка. Началось с того, что возле моего дома стали круглосуточно дежурить какие-то подозрительные типы. Ведь я не скрывал своей патриотической позиции. А «Институт социальных исследований и политического анализа», который я возглавляю, входил в ассоциацию проукраинских организаций «Комитет патриотических сил Донбасса». В мае 2014-го коллега, имевший связи в донецком управлении СБУ, предупредил, что я и несколько других наших знакомых в «черных списках» сепаратистов, мне и моим близким грозит опасность. Пришлось перейти с семьей на нелегальное положение — выехать из собственной квартиры, поселиться в пригороде. Ну, а когда российские марионетки окончательно захватили город, расставили на въездах блокпосты и стали проверять машины, мы решили уехать. Успели сесть 10 июля на последний поезд Донецк — Киев. Ожидая его на вокзале, слышали канонаду боя в Донецком аэропорту.

«На Донбасс зашла группа ФСБ „Искра“, чтобы отобрать власть у местных террористов»

— Данные социологического опроса, проведенного командой профессионалов под руководством Владимира Кипеня, резко контрастируют с «цирком», который устроили российские марионетки 11 мая — на так называемом референдуме о выходе Донецкой области из состава Украины и образования «ДНР», — говорит Олег Гришин, который в 2014 году был заместителем председателя донецкого областного отделения общественной организации «Комитет избирателей Украины». — Официально мы не были наблюдателями на фейковом «референдуме», но наши люди следили за тем, как он проводится. Зафиксировали массу вопиющих нарушений. Так, на территориях, где должны работать по 10—15 избирательных участков, сепаратисты открывали только по одному. Зачем? Чтобы создать для российских телеканалов иллюзию массовой явки — мол, смотрите, столько народу пришло, что аж очереди выстраиваются. Тем, кто явился на участки, не нужно было предъявлять паспорт — просто называешь фамилию, имя, отчество и адрес. Это дало возможность голосовать иностранцам — россиянам, которых тогда массово завозили на Донбасс делать «русскую весну». Кто хотел, мог проголосовать неограниченное количество раз. Списков избирателей фактически не было. Бюллетени отпечатали на принтере на обычной бумаге — не имевшей какой-либо защиты от подделки. Эти «бумажки» никак не учитывались. При таком подходе после закрытия участков можно было заполнить «за» «ДНР» сколько угодно «бюллетеней».

— Накануне «референдума» на Донбасс из России зашла спецгруппа ФСБ «Искра» во главе с Александром Бородаем, — говорит Роман Свитан, занимавший в 2014 году должность советника главы Донецкой областной госадминистрации. — Одной из основных задач эфэсбэшников из «Искры» было взять на себя управление фейковой «ДНР», в которой тогда заправляли изменники Родины Пушилин, Пургин, Ходаковский, Захарченко. К слову, когда за месяц до этого — в начале апреля — отморозки захватили здание Донецкой ОГА (это был уже не первый его захват. — ред.), их лидер Захарченко заявил местным властям, что уйдет со своими людьми, если ему заплатят 200 тысяч долларов. Пока донецкие князьки решали, как поступить, Захарченко передумал — заявил, что ему предложили в пять раз большую сумму за то, что он продолжит удерживать обладминистрацию. Так что еще задолго до прихода группы Бородая Россия (я не сомневаюсь, что это ее спецслужбы предложили Захарченко миллион) участвовала в расшатывании ситуации.

Так вот, группа ФСБ «Искра» прошла подготовку в тренировочном лагере на окраине Ростова. В ней было порядка 100 человек, плюс около взвода чеченцев (примерно 30 бойцов). Они зашли в Украину вооруженные до зубов, в Донецке взяли на себя координацию создания военных формирований боевиков и их действий. Власть им тоже удалось захватить — уже 16 мая командир «Искры» сотрудник ФСБ России Бородай стал премьер-министром «ДНР». Таким образом, Кремль отобрал власть у местной политической элиты. Так что организованная 20 мая Ринатом Ахметовым акция «Гудок Донбасса», или «Гудок мира» (предприятия корпорации «Метинвест» на короткое время остановили работу и просигналили заводскими гудками), была больше похожа на прощание олигарха с Донбассом.

Кстати, в этой акции участвовало очень много людей, не имевших отношения к заводам «Метинвеста» — в назначенное время жители края остановили на дорогах свои автомобили и нажали на клаксоны. Я был одним из них. Потом меня схватили террористы. Перед тем как они в первый раз вывели меня якобы на расстрел, сообщили: «Знаешь, подполковник, как мы тебя и других „срисовали“? На дорогах стоят во-о-о-т такие камеры! Они и засняли интересующие нас номера. А мы потом за всеми вами пришли»."

Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Інші публікації автора

З архіву ПУ. Син легендарного російського голкіпера зарізав матір і намагався накласти на себе руки

понеділок, 10 серпень 2020, 15:00

Трагедія сталася в будинку спортсмена в маленькому селищі Романівка у Всеволожську районі Ленінградської області. Старший син легендарного російського хокеїста Максима Соколова вбив рідну матір, а потім намагався накласти на себе руки. Молодший син Сок...

Хіти тижня. "Від деяких речей до цих пір очі на лоб лізуть": Жінка розповіла про життя в Канаді

понеділок, 10 серпень 2020, 14:00

Немає ідеальної країни. Про це у своєму блозі пише Катерина, передають Патріоти України. Далі - мовою оригіналу:. "Меня зовут Катя, и всю свою сознательную жизнь я мечтала жить в Канаде. Я осуществила свою мечту: 5 лет назад вместе с мужем мы переехали...