Сovid-storys: "Прощавай, коронавірусе. Вимотав ти мене, сволота така", - журналістка

Сьогодні в тренді сovid-storys від політиків і чиновників, зірок естради і спорту, телеведучих та блогерів.

Про це у своєму блозі пише журналістка Ольга Безперстова, передають Патріоти України. Далі - мовою оригіналу:

"Расскажу и я о своих злоключениях. Как на духу.

Сразу объясню, что у меня была бессимптомная разновидность этой заразы — ни кашля, ни температуры, ни прочих «радостей». Легкая форма. Так что практически вела обычную жизнь — работала, делала зарядку, готовила еду, болтала по телефону, гуляла и т. д. Иногда, правда, вкраплялась ковидная классика: кружилась и болела, причем весьма странно и непривычно, голова, слегка поташнивало, часто не могла сосредоточиться, позже стали донимать одышка и слабость, так называемые блуждающие боли и внезапная дикая усталость — просто в одну секунду, как по щелчку. Вот разговариваю с подругой и понимаю, что больше не могу ни слушать, ни отвечать. Подметаю пол на кухне, и вдруг ощущение, словно грядку на даче перекопала. Это очень напрягало. Как и необходимость много пить. Для меня это ужас-ужас. Временами казалось, что уже булькаю.

Однако все по порядку.

(Не)обычная простуда?

С какого момента вести отсчет эпопеи, большой вопрос. Думаю, с 22−23 сентября.

23 сентября, среда. Редкое сухое покашливание — слегка, как при раздражении. Поскольку такое периодически случается, значения не придала.

24 сентября. Появились признаки легкой простуды, к которой мой организм очень даже склонен. Дело было на работе. Быстро сбегала в аптеку, купила терафлю. Помогло. Порадовалась, что «задавила на корню». На следующий день тоже абсолютно нормально себя чувствовала. О простуде и не вспомнила.

А вот в субботу и воскресенье началось. Состояние гадкое: сопли, слезы, першение в горле, дикая головная боль. Без температуры. Она у меня за всю жизнь поднималась несколько раз, при гриппе. Такая особенность организма. Пила терафлю. На время вроде становилось легче, потом все возобновлялось. Банальная простуда, успокаивала я себя. Плавали — знаем. Поскольку к вечеру воскресенья была не здорова, но и не больна, отпросилась на пару дней поработать дома.

Перед сном, как обычно, намазала руки кремом. И вдруг внезапно поняла, что не ощущаю запаха. Понюхала духи — тоже ничего. Метнулась к холодильнику, сунула нос в кастрюли и судочки, разрезала зубчик чеснока — вообще ноль. Самый характерный синдром «самизнаетечего». Вот и приплыли…

Почти не спала. «Думы мои, думы»… Не заразила ли сына, 83-летнюю маму и всех, с кем пересекалась в последнее время? В какие деньги выльется лечение? А если, не дай Бог, прихватит так, как описывают люди? Не скрою, мысли были всякими.

До утра изучала «матчасть». Обнаружила, к слову, явный перекос. В Google соотношение рекомендаций, советов, интервью и прочего российских докторов и наших где-то 3:1.

«Перво-наперво звоните семейному врачу»

Медики сейчас в полном смысле слова на передовой. Им достается. Они вымотаны и демотивированы, поэтому их раздражение, эмоции и усталость оправданны. Немногим удается в этой крайне сложной неординарной ситуации оставаться человеком…

Алгоритм действий известен еще с весны: перво-наперво надо звонить семейному врачу. Так и сделала утром в понедельник, 28 сентября. Представилась (ни разу до этого с ней не общалась) и сказала, что нет обоняния. В ответ: «Запишитесь на прием». Нормально вообще? Переться в поликлинику заражать старушек?

По настоянию сына после обеда пошла в частную лабораторию сдавать ПЦР-тест. Спросила у девушки, много ли выявляют «положительных». «Один случай на 20−30 человек».

Утром следующего дня получила на почту «письмо счастья»: «Виявлено РНК COVID-19». Паники не было, поскольку к тому времени уже смирилась с мыслью о неизбежном.

Позвонила в регистратуру поликлиники: «У меня положительный тест. Что делать?» Тетенька поохала и… записала на прием к врачу. Причем на следующий день: «Сегодня все занято». Сюр какой-то. Вот как это понимать?

Набрала семейного врача. Та скороговоркой расспросила о симптомах, без особых подробностей. «Сидите дома. Будем на связи. Открываю вам больничный». «Когда вам можно звонить? Беспокоить зря не буду, но мало ли». Услышав в ответ: «В приемные часы», слегка обалдела. Пришлось выяснить в регистратуре ее график. С врачом мы потом только переписывались, причем очень кратко. Я сначала недоумевала, потом привыкла. Но согласитесь, что живое общение, даже по телефону, все же лучше. Но то такое…

Следующий этап — срочно предупредить всех, с кем контактировала. Ни слова упрека. Только «держись» и «чем помочь?».

Поскольку почти у всех «ковидных» выявляют пневмонию, записалась в диагностический центр на КТ легких. Там очереди, поэтому пришлось ждать два дня.

А 30 сентября в нашем доме стряслись Новые Санжары. Когда накануне предупреждала всех о том, что «пополнила статистику», сказала и соседке, маминой подружке, с которой они после объявления карантина только созваниваются, а раньше сидели друг у друга часами. Естественно, та расстроилась. На следующий день звонок по телефону. Трубку взяла мама. Слышу — что-то не то. Вместо обычного щебетания и расспросов про давление: «В чем вы нас обвиняете? Разве мы виноваты?» и т. д. Вынуждена была подключиться. Едва поздоровалась, понеслось: «Как вы могли? Вы все знали!» Все на повышенных тонах, даже агрессивно и со всхлипами. Пыталась ей объяснить, что с ней контактов не было, что она точно так же могла подцепить заразу, что поставила ее в известность сразу же и ничего не скрывала. Бесполезно. Тут и так тошно, и вот на тебе.

1 октября сделала КТ легких. Давно не видела такого совка в платном заведении. Грубый персонал, в помещениях как-то нагромождено, в приемной грязно. Там, как и у всех частников, сейчас настоящая страда.

Спустя три часа получила результат — двусторонняя полисегментарная пневмония. Сообщила врачу. Та обрадовала: «По классификации не тяжелая, можно лечить дома», — назначила несколько препаратов и велела сделать развернутый анализ крови, плюс на Д-димер и феритин. При заборе крови обнаружилось подтверждение, что коронавирус влияет на сосуды. До этой эпопеи укол в вену мне без проблем делали даже практикантки медучилища. Сейчас все вены «попрятались».

Анализ подтвердил воспалительный процесс. Поскольку вопросов было очень много, а переписка в телеграфном варианте меня вообще не устраивала, 2 октября пошла на прием в частную клинику. Вот там со мной впервые очень подробно поговорили и ответили на все вопросы. Если называть вещи своими именами, нас очень целенаправленно и осознанно выпихивают в частный сектор.

7 октября заболела мама — боль в горле, сопли, слезы, чихание и т. д. Одна радость — тоже без температуры, а так весь набор. С воображением у меня полный порядок, особенно по части апокалиптических сценариев. Вероятность того, что это может быть обычная простуда, в нашем случае близка к нулю, поскольку изолироваться в одной квартире нереально.

В общем, невзирая на проливной дождь, она отправилась в лабораторию. Ночью пришел ответ — тест отрицательный. Видимо, высшие силы решили, что эксперимента надо мной достаточно. Эмоции настолько зашкаливали, что разбудила ее: «У тебя ничего нет». И почему-то добавила: «Не притворяйся».

9 октября, пятница. После обеда позвонила медсестра из поликлиники: «Как вы себя чувствуете?» — «Да сносно, в общем-то». — «Пора закрывать больничный». — «А ничего, что у меня пневмония, что я могу быть опасна для окружающих?»«Записываю вас на ПЦР на 12 октября». Через пару часов звонок: «Бесплатный ПЦР вам не положен, у вас легкая форма. Давайте в понедельник врач решит, что делать». Намек понятен — в субботу-воскресенье никого не беспокоить.

11 октября. Внезапно обнаружила у себя еще один характерный признак наличия вируса. Когда многие спрашивали, изменились ли у меня вкусовые ощущения, отвечала, что как-то особо не прислушивалась, поскольку есть вообще не хочется — вот в буквальном смысле «обед по расписанию». К тому же вкусовые ощущения стали какими-то размытыми — «акварельными», как говорит моя умная подруга. А тут однокурсник написал, что у его заболевшего сотрудника вкус полностью исказился — вода кажется горькой, а еда очень соленой. Опа! А я-то думала, что это какие-то косяки в готовке — то суп пересолила, то котлеты. Провела эксперимент. Сварила овсянку — только вода и хлопья. Попробовала, вроде нормально. В небольшую порцию добавила буквально пару крупинок соли. Ощущение, что там ровно полпачки.

12 октября позвонила медсестра. Опять «что же делать с вашим больничным?» Потом подключилась врач. Это был второй наш разговор по телефону за две недели. Уяснив, что я настаиваю на ПЦР (а как по-другому?), нашла выход: «Сделайте иммуноферментный анализ и приходите». ИФА-тест показал наличие иммуноглобулинов класса M, то есть болезнь не завершилась. Позитив — начали вырабатываться антитела класса G, мой «ответ коронавирусу». С этим и отправилась 16 октября к врачу.

Визит в поликлинику: марлезонский балет в трех частях

Пришла раньше времени. Из кабинета вышел пациент, в коридоре пусто. Думаю, чего зря сидеть. Врач же, едва я переступила порог: «Когда вам назначено? В 11:30? Ждите».

Дождалась. Следующую мизансцену стоит описать подробно. Врач что-то читала в компьютере (нашу переписку? циркуляры МОЗ? книгу? Facebook?), медсестра обзванивала пациентов, я рассматривала репродукцию на стене. Это длилось долго. Наконец медсестра не выдержала: «Как вы себя чувствуете?» — «Да более-менее. Но есть вопросы к доктору». Та наконец-то оторвалась от монитора. Отдала ей результаты анализа на антитела. Покрутила бумажку в руках. «И что мне с вами делать?» — «В смысле?» — «Как закрывать больничный?» Это было единственное, что ее волновало. «Да закрывайте, если надо. Я все равно работаю на удаленке». — «Но у вас IgM есть, то есть процесс идет». — «У меня и одышка периодически бывает». Никакой реакции. Побежала к начальству выяснять, можно ли меня выписывать. Вернулась: «МОЗ трактует, что можно. Давайте я вас послушаю». Послушала: «Жесткое дыхание». Ни давление не померяла, не расспросила об обонянии, сатурации, жалобах и прочем. Вела себя так, будто я ее отрываю от чего-то очень важного. Говорю: «Я сейчас только витамины пью». — «Пейте». — «А шарики надувать?» — «Надувайте». То есть спрашиваю — отвечает, сама же — ни о чем.

Попросила направление к лору: «Есть небольшая проблема. Когда все завершится, схожу к нему». — «Нет, вам пока к лору нельзя. Вы же болеете». Та-дам! То есть на работу идти и заражать там всех — можно, а лора надо поберечь.

Потом мои знакомые врачи сильно возмущались, что она меня выписала. Говорят: если бы я даже умоляла об этом и заверяла, что из дому носа не высуну, она не имела права закрывать больничный. Я реально разносчик заразы.

Дальше последовала вторая часть марлезонского балета.

Отправили ставить печать на больничный. Там новый затык: «Вы не прописаны в Киеве». Показываю справку переселенца и медкарту: «Я шесть лет здесь живу. И шесть лет хожу в эту поликлинику». — «Идите к врачу. Вам надо написать заявление на обслуживание». Врач разозлилась: «Почему вы мне о прописке не сказали?» — «Вы не спрашивали. Я с вами только переписывалась». Да, я по Viber отправляла ей свои данные — адрес, место работы и т. д. Адрес указала киевский. Не дэнээровский же. Она схватила бумаги и к начальству. Я за ней. На мою одышку ноль внимания. Вышла крайне недовольная: «Мне из-за вас писать объяснительную». И добавила, что мне придется долго ждать, так как надо что-то переписывать в каком-то журнале. Поскольку я перенервничала, и устала, и проголодалась (аппетит со временем понемногу восстановился, обоняние тоже), решила прийти на следующий день.

Третья часть балета оказалась еще круче. Когда я снова нарисовалась в кабинете врача, медсестра отдала больничный и кипу бумаг к нему, чтобы на них поставили печати, и попросила потом их вернуть. Я поинтересовалась: «А мне дадут хоть какие-то записи — что принимала и т. д.?» — «Нет, все остается у нас». Восстанови потом, что было, а чего не было.

Пока поднималась по этажам, почитала мое «дело». Оказывается, врач в первый же день рекомендовала мне КТ легких. Ложь! Я это делала по своей инициативе. Еще у меня «жалобы на сухой и надсадный кашель», чего и близко не было. Плюс ряд назначений, о которых она и речи не вела. Я тут же сняла копии на ксероксе. Когда возвращала бумаги, врач сидела в кабинете одна. Даже не сказала дежурное «выздоравливайте».

Вечером написала ей: «А как объяснить то, что в переписке по Viber вы мне назначали одни препараты, а в листах осмотра несколько иные? Вот обнаружила, что, оказывается, был рекомендован противотромбозный клопидогрель, а еще аскоцин и гропринозин, о которых я ни сном, ни духом». Ответ был лаконичным: «Это не имеет никакого значения. У меня нет времени синхронизировать переписку и карточки всех пациентов. У меня нормированный рабочий день. Переписку веду в свое личное время». Занавес. Естественно, от ее услуг я откажусь. «Такой хоккей нам не нужен».

24 октября опять пошла в лабораторию делать ПЦР-тест. Получила отрицательный ответ. Так что прощай, коронавирус. Вымотал ты меня, сволочь этакая.

Поскольку очень много вопросов по восстановлению, снова обращусь в частную клинику. А что делать?

«Мы заражаем, нас заражают»

Тут начну с актуального анекдота. «Звонок в поликлинику во время карантина. «Можно записаться к врачу? — Вам заразиться или заразить?»

За все время лишь дважды видела медиков в «скафандре». Это девушки, которые берут материал для ПЦР-теста в частной лаборатории. А вот работники рецепции там в простых масках и без перчаток. Они спокойно пересчитывают купюры и дают свою ручку, чтобы заполнить анкету. Одна сотрудница, вернувшись с улицы, тут же уселась за компьютер. Санитайзер у нее стоял рядом.

В поликлинике и в медцентре, где делала КТ легких, все только в масках. В частной клинике та же картина. Более того, врач спокойно прослушала мои легкие и посмотрела горло. Голова моя тогда была занята исключительно заботами о себе. А надо было бы расспросить, почему она не боится. Может, уже переболела.

Случилась еще одна показательная сцена. Анализ на антитела я сдавала в кожвенцентре, что неподалеку, поскольку там дешевле, чем где-либо. Медсестра, которая брала кровь из вены, метала громы и молнии и не скрывала презрения и даже брезгливости. Едва я вышла в коридор, она выскочила следом и стала с остервенением протирать и дверную ручку, и дверь, причем всю, будто я ее облизывала. Понимаю, что она все правильно делала. Тысяча процентов. Но почему-то было неприятно. Не могу объяснить.

А вишенкой на торте стало посещение аптеки. В зале не было никого. Я диктовала провизору список лекарств. Зашла женщина и встала просто вплотную. Казалось, ее голова у меня на плече. Оборачиваюсь: «А ничего, что у меня положительный тест на вирус?» Она в ответ: «У меня тоже положительный». Нормально? То есть мадам, зная, что заражена, без зазрения совести приближается к людям. Социальная дистанция? Не, не слышала.

«SMS в три часа ночи: «Как дела?»

Может, сделала глупость, написав в Facebook сразу после подтверждения из лаборатории: «Ну, здравствуй, коронавирус. Встретились-таки». Тут же шквал сообщений, звонков, пожеланий. Точно знаю, что люди примчались бы по первому зову с другого конца города, даже если бы мне нужна была только буханка хлеба. «Давай я привезу домашнюю курицу». «Я к вам заходить не буду, сумку с продуктами под дверь поставлю». «Напиши номер карточки, скину денег». Еле отбивалась, скажу честно.

Те, кто уже переболел, давали чисто практические советы. Сотрудники и фейсбучные друзья прислали ссылки на интервью с врачами, рекомендации медиков и т. д. Все добросовестно читала, смотрела, сравнивала. Очень полезная и нужная информация.

Но нашлись и те, кто требовал внимания к… себе. SMS от знакомой в три часа ночи: «Как дела?» Через десять минут: «Почему не отвечаешь? Я волнуюсь». Не из-за океана. Из областного центра.

Вторая. «Напиши, как день прошел». — «Чуть позже. Беру интервью по скайпу». — «Что, ответить сложно? Пока тебе рассказывают, могла бы черкнуть пару фраз».

Третья. «У меня вопрос. Как ты относишься к такому-то политику? В одном я уверена, что он далеко не глуп, часто его слушаю, но не могу понять до конца, что меня в нем настораживает». То есть надо бросить все и настрочить ей трактат о бывшем регионале. Ответила, что без проблем изложу все по телефону. «А в ответ тишина», как пела Пугачева.

Еще одной пришлось объяснить, что по жизни терпеть не могу переписываться, предпочитаю звонки, а сейчас у меня 100−120 сообщений в день по мессенджеру, физически не успеваю отвечать. Тут же претензия: «Первый раз вижу журналиста, который не любит писать».

Люди, не обижайтесь, пожалуйста. Знаю, что вы искренне беспокоились. Просто реально было не до вас.

«Страна советов»

Когда начала вникать в коронавирусную тематику, причем не из праздного любопытства, а «для себя», как говорится, обнаружила, что специалисты дают прямо противоположные советы. «Надо пить не меньше трех литров в день» — «Не издевайтесь над организмом». «Спасают только антибиотики» — «Антибиотики бесполезны». «Надувайте шарики» — «Не перегружайте легкие, может развиться пневмоторакс». «Не прикасайтесь к поручням в транспорте, кнопкам лифтов и т. д.» — «Вирус через поверхности не передается, уже доказано». И каждый бьет себя в грудь: «Делайте, как я сказал». «Страна советов» во всем своем великолепии.

Однако учитывая, что обрела некий опыт, свои советы все же изложу.

  • Заранее пробейте телефоны и адреса лабораторий, разузнайте расценки, изучите отзывы. Это реально отнимает время и силы, а в первые дни очень много суеты.
  • Наведите справки о семейном враче. Если такой, как у меня, переводитесь к другому, чтобы потом не кусать локти.
  • Не проводите параллели ни с чьей историей. «У моей подруги было вот так» не катит. «Само пройдет» — тоже. Общайтесь исключительно с докторами, которым доверяете. Лучше не с одним, если есть возможность.
  • Маски, санитайзеры и прочее — даже не обсуждается. Сведите к минимуму контакты. Так получилось, что неделя, завершившаяся потерей обоняния, была у меня очень насыщенной. Так вот, никому не желаю не спать ночами из-за переживаний, для скольких людей могла стать источником заразы.
  • Очень нужен пульсоксиметр. Мне его сразу же купил сын, а доставка привезла. Полезная штука.
  • Еще имейте в виду, что диагностика и лечение весьма недешевы. Какой-то неприкосновенный запас денег надо иметь обязательно. Серьезная сумма может понадобиться в любой момент.

Берегите себя. Да, переболеют все. Но пусть этот момент наступит как можно позже. Может, к тому времени медицина как-то разберется с этой гадостью.

И еще раз спасибо всем за поддержку. Она была просто нереальной."

Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Інші публікації автора

З архіву ПУ. "Безнадежная, унылая, грязная клоака": "Жизнь на Донбассе хуже, чем в аду", - Гіркін (відео)

середа, 25 листопад 2020, 14:00

​Ексватажок терористів "ДНР" росіянин Ігор Гіркін "Стрєлков" порівняв нинішню ситуацію в ОРДЛО з клоакою, якої до того ж керує шахрай. Про це терорист заявив на YouTube-каналі "РойТВ", передають Патріоти України 2 листопада 2019 року. За його словами, ...

З архіву ПУ. Під час перегляду порносайту мати знайшла свою зниклу доньку

середа, 25 листопад 2020, 13:00

Дівчинка близько року перебувала в розшуку. У США мати побачила свою зниклу 15-річну доньку на сайті для дорослих Pornhub. Дівчинка приблизно рік перебувала в розшуку, передають Патріоти України 3 листопада 2019 року з посиланням на іноземні ЗМІ. Мати ...